Кому я должен — всем прощаю!

Назад

Порой в защите нуждается не только кредитор, но и должник. Юристы предпочитают не распространяться о способах защиты от взыскания кредиторской задолженности, полагая, что подобные знания способствуют увеличению количества мошенников. Но ведь не секрет, что и кредитор далеко не всегда являет собой справедливую личность, жаждущую восстановить нарушенные права! Его требования могут быть завышены или вообще сомнительны. А если так — что делать должнику?

Кредиторская задолженность — это задолженность самого юридического или физического лица перед иными субъектами права (контрагентами, бюджетом, банком и т. п.). Естественно, ни одна организация, работающая в условиях рыночной экономики, не застрахована от нарушения взятых на себя договорных обязательств. По каким причинам — субъективным или объективным — неважно. Главное, что в незавидной роли должника может оказаться практически каждый. А раз так, полезно знать, что действующее российское законодательство предусматривает несколько совершенно законных ситуаций, в которых неисполнение или ненадлежащее исполнение условий договора либо вообще не рассматривается как основание для взыскания убытков, либо существенно уменьшает размер сумм, подлежащих возмещению.

— В отличие от правовых механизмов, используемых при работе с дебиторской задолженностью, в данном случае должны применяться диаметрально противоположные по целям способы. То есть при работе со своими должниками одной из основных целей предприятия является своевременное взыскание долга и возмещение убытков. При правовой же работе с кредиторами основные задачи совершенно иные, — поясняет партнер Консалтинговой группы «Тензор» Олег Малкин. — Здесь главное — достижение максимально возможной рассрочки либо отсрочки выполнения обязательств предприятия.

Честные способы не платить
К чему будет стремиться любой должник? Естественно, к уменьшению до предела претензионной суммы финансовых санкций, предъявляемых ему контрагентами по сделкам. А в подобной ситуации любые способы хороши. Это и признание в суде недействительными (полностью или хотя бы частично) решений налоговых, таможенных и других контролирующих органов — оно позволит сократить размер санкций, уплачиваемых в административном порядке; и расторжение или признание недействительными «потерявших интерес» договоров; и, при необходимости, истребование переданных по ним денежных сумм. Если же на счета или имущество организации все-таки наложен арест, должник будет стремиться признать эти меры неосновательными.

— Если у кредиторов также есть долги, то должник может выкупить их с определенной скидкой, так называемым дисконтом, который изначально определяется продавцом, и зависит, прежде всего, от ликвидности долгового обязательства. Каждое право требования, выставляемое на продажу, должно быть подтверждено соответствующими документами, передающимися после проведения сделки новому кредитору, — разъясняет Сергей Афанасьев, начальник Управления по работе с кредиторами ОАО «Русская Долговая Корпорация».

Купив долг, должник может провести зачет встречных однородных требований. Такую возможность должникам предоставляет статья 410 Гражданского кодекса.

Предположим, фирма А должна 100 000 рублей фирме Б, которая имеет просроченную задолженность перед фирмой В в сумме 60 000 рублей. Допустим также, что по некоторым причинам фирма В не может быстро получить свои деньги и готова продать эту задолженность с дисконтом 50%. Право требовать долг за 30 000 рублей покупает А и при этом получает возможность уменьшить свою задолженность фирме Б на 60 000 рублей. Таким образом, после зачета встречных однородных требований долг фирмы А перед Б составит всего 40 000 рублей (100 000 – 60 000). Поскольку на приобретение долга было потрачено 30 000 рублей, то общий расход фирмы А составит не 100 000, а всего 70 000 рублей (30 000 + 40 000). Такой зачет, по общему правилу, возможен даже без согласия кредитора, достаточно лишь уведомить его письменно.

Справедливости ради заметим: к любым покупателям долговых обязательств необходимо относиться очень внимательно. Ведь именно такую тактику нередко используют при недружественных поглощениях. Скупка кредиторских задолженностей и внезапное предъявление иска о взыскании могут чуть ли ни мгновенно лишить предприятие всех денежных средств и резко ухудшить его финансовое положение. Вот почему крупные компании в качестве защиты от подобного рода нападений накапливают задолженность на счетах специально созданной для этих целей дочерней фирмы. В случае попыток рейдеров скупить кредиторские задолженности компании, на рынке будут присутствовать только долги этой малоинтересной дочерней фирмы.

Наконец, должник может попытаться начать процедуру банкротства. Правда, делать это стоит только тогда, когда положение организации действительно безнадежно, и, даже протянув время, расплатиться с кредиторами хотя бы частично она не сможет.

Инициирование банкротства в том случае, когда его можно избежать, приводит порой к нежелательным последствиям, так как наказывается на основании Уголовного кодекса: преднамеренное банкротство — по статье 196, а фиктивное — по статье 197 УК РФ.

Но если понятно, что ситуация иначе никак не решится, должнику нужно добиваться введения внешнего управления и назначения соответствующего управляющего. С началом этой процедуры, согласно федеральному закону № 127 «О несостоятельности (банкротстве)», вводится мораторий на удовлетворение требований кредиторов по всем денежным обязательствам и платежам, снимаются ранее принятые меры по обеспечению требований кредиторов в виде арестов, ограничений по распоряжению имуществом и т. п.

В делах о банкротстве есть еще одна весьма популярная тактика, нередко избираемая должниками, — создание так называемых фальшивых кредиторов. То есть задним числом оформляются документы (контракты, соглашения и т. п.), согласно которым должник несет крупные денежные обязательства перед дружественными ему компаниями. Долги подтверждаются и составленными по всем правилам актами сверки между должником и «липовыми» кредиторами. Для чего это нужно? Во-первых, такие кредиторы будут всячески лоббировать интересы должника при проведении процедуры банкротства, а во-вторых, должник впоследствии признает только «своих» кредиторов и не признает настоящих, реальных. Причем доказать неблаговидные деяния должника бывает весьма и весьма непросто.

Уйти от ответственности
Должник освобождается от ответственности, если надлежащее исполнение договорных условий оказалось невозможным из–за каких-либо чрезвычайных и непредотвратимых при данных условиях обстоятельств.

Форс–мажором могут признаваться пожар, правительственный запрет на выполнение каких–либо действий, наводнение, военные операции и т. д. Иногда должники пытаются приравнять к форс–мажору свое банкротство, отказываясь выполнять взятые на себя обязательства. Но в данной ситуации это не форс–мажор, а обычный риск, который несет любая организация (и покупатели, и поставщики), заключая хозяйственные договоры.

Если вы попытаетесь построить судебную защиту, основываясь на подобном аргументе, то шансы взыскать в суде штрафные санкции за невыполнение условий договора у вашего кредитора очень велики. Удобный способ избежать ответственности в случае нарушения своих договорных обязательств — воспользоваться правом, которое предусматривает статья 328 Гражданского кодекса. Суть в том, что одна сторона сделки может приостановить выполнение своего обязательства или вообще отказаться от него, если контрагент не выполнил встречного требования, предусмотренного договором. Ну, или если есть основания полагать, что он не собирается его выполнять.

Эта статья ГК РФ относится только к договорам, причем только к тем из них, которые являются двусторонними, построенными по принципу do ut des («даю, чтобы ты дал»). Типичные примеры — договоры купли–продажи, мены или подряда.

Предположим, в договоре купли–продажи товара присутствует условие о предварительной оплате. Если покупатель не перечислил деньги, то продавец вполне законно может нарушить свои договорные обязательства и не отправлять ему товар. Покупатель не вправе привлечь продавца к ответственности, так как сам не исполнил встречное требование. К договорам возмездным, но односторонним (договорам займа) статья 328 Гражданского кодекса применяться не может.

Кроме того, у должника есть шанс законно уклониться от ответственности и в случае, если кредитор отказался принять предложенное им исполнение договорных обязательств или не совершил действия, предусмотренные законом, договором либо вытекающие из обычаев делового оборота или существа обязательства, до совершения которых должник не мог исполнить своего обязательства. Наконец, — если кредитор, принимая исполнение, не выдал должнику подтверждающую расписку. Это право должника также предусмотрено Гражданским кодексом, статьей 406. Просрочка со стороны кредитора позволяет должнику не только не отвечать за неисполнение своих обязательств, но и требовать с кредитора возмещения причиненных просрочкой убытков.

Другой распространенный случай. Покупатель указал в договоре неправильный адрес доставки товаров. В такой ситуации продавец не только не будет нести ответственность за нарушение сроков доставки, указанных в договоре, но и получит возможность требовать от покупателя возмещения всех своих убытков (например, затрат на доставку товара по неверному адресу), а также упущенную выгоду. Кроме того, должник не обязан платить кредитору проценты за время его просрочки. При этом речь идет не только о процентах, предусмотренных договором.

Судебная практика распространила это правило и на банковский процент, начисляемый за просроченную сумму по денежному обязательству.

Правда, в столь замечательных условиях должник находится лишь на время просрочки кредитора. Как только последний выполнит свои обязанности, должник также должен продолжить исполнение договора. В противном случае речь будет идти о просрочке должника, при которой ему придется покрыть уже все убытки кредитора.

Должник может уменьшить претензионную сумму, предъявленную ему кредитором, воспользовавшись так называемым принципом смешанной вины, установленным статьей 404 Гражданского кодекса. Если он сможет доказать, что в неисполнении или ненадлежащем исполнении обязательства виновны и он сам, и кредитор, то суд, соразмерно степени их виновности, уменьшает объем ответственности должника. Также судьи могут уменьшить ответственность должника и тогда, когда вина кредитора способствовала увеличению размера убытков или кредитор не принял доступных для него мер к уменьшению ущерба.

Если все–таки эти меры не дали результата, и вы оказались в суде, где с вас пытаются взыскать задолженность, остается последний шанс — попытаться максимально затянуть судебный процесс. В идеале — до истечения срока давности, составляющего три года. Как показывает практика, в борьбе с кредиторами должники могут чуть ли не бесконечно затягивать судебный процесс путем обжалования всех процессуальных документов.

Но при этом необходимо помнить, что арбитражный суд может отнести все судебные расходы по делу на лицо, злоупотребляющее своими процессуальными правами или не выполняющее своих процессуальных обязанностей, если это привело к затягиванию судебного процесса.

Алена Тулякова

11 Июня 2006