Расходование госбюджета ведет к неарбитрабельности спора

назад

Верховный Суд напомнил, что удовлетворение публичных интересов за счет бюджетных средств должно происходить с соблюдением принципов открытости и прозрачности

Эксперты полностью поддержали выводы Суда. Один из них подчеркнул, что в случаях, когда спор касается освоения бюджетных средств, эффективным, прозрачным и гласным будет его рассмотрение государственной системой правосудия, а не в закрытом процессе.

Между ОАО «ОЭЗ» и ОАО «ФСК ЕЭС» был заключен договор об осуществлении технологического присоединения энергетических установок на территории особой экономической зоны. Дополнительным соглашением была согласована оплата по договору в размере 430 млн руб., установленная Приказом Федеральной службы по тарифам РФ от 24 декабря 2010 г. № 477-э/7, в соответствии с которым в стоимость была включена также инвестиционная составляющая.

При этом на дату издания приказа действовали Методические указания по определению размера платы за технологическое присоединение к электрическим сетям, утвержденные Приказом того же ведомства от 21 августа 2009 г. № 201-э/1.

Стороны договорились о третейской оговорке, согласно которой споры передаются на рассмотрение третейского суда при некоммерческой организации. Впоследствии ОАО «ОЭЗ» обратилось к третейским судьям с исковым заявлением о признании дополнительного соглашения недействительным в части включения в размер платы за технологическое присоединение инвестиционной составляющей; применения последствий недействительной ничтожной сделки в виде взыскания с ответчика 430 млн руб., а также 1,5 млн в качестве компенсации за уплату третейского сбора. 

Решением третейского суда в удовлетворении исковых требований было отказано. После чего ОАО «ОЭЗ» обратилось в арбитражный суд с заявлением об отмене решения третейского суда и одновременно с иском к ОАО «ФСК ЕЭС» о признании допсоглашения недействительным в части включения в размер платы за технологическое присоединение инвестиционной составляющей.

Суд отменил решение третейского суда, но арбитражный суд округа затем отменил определение суда первой инстанции и направил дело на новое рассмотрение. Суд кассационной инстанции указал на необходимость при новом рассмотрении дела установить, какими правовыми актами регулируются спорные правоотношения, а также наличие или отсутствие предусмотренных ст. 233 АПК РФ оснований для отмены решения третейского суда. ВС РФ отказал ОАО «ОЭЗ» в передаче кассационной жалобы на решение суда округа для рассмотрения Судебной коллегией по экономическим спорам.

По результатам нового рассмотрения дела заявление ОАО «ОЭЗ» было удовлетворено, а решение третейского суда – отменено. Суд первой инстанции пришел к выводу, что данный спор не мог быть предметом рассмотрения третейского суда, поскольку договор был заключен сторонами по процедуре Федерального закона от 21 июля 2005 г. № 94-ФЗ «О размещении заказов на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг для государственных и муниципальных нужд», а один из заключивших его субъектов был наделен обязанностями по осуществлению части функций федерального органа исполнительной власти. Кроме того, финансирование договора осуществлялось за счет бюджетных средств.

Однако арбитражный суд округа вновь отменил определение, отказав в удовлетворении исковых требований. Суд указал: из содержания договора не следует, что он является госконтрактом и заключен от имени Российской Федерации, ее субъекта или муниципального образования, стороны договора не являются государственными или муниципальными заказчиками, а данные по нему не значатся в реестре госконтрактов. При этом нормативные акты, на основе которых заключен договор, не содержат ограничений на передачу вытекающих из него споров на разрешение третейского суда, а доказательства, подтверждающие факт особого учета перечисленных средств как бюджетных, в материалах дела отсутствуют. 

Кассационный суд также указал, что обращение в суд с заявлением об оспаривании решения третейского суда свидетельствует о желании истца «таким образом преодолеть законную силу решения третейского суда, являющегося для сторон окончательным и обязательным».

ОАО «ОЭЗ» обратилось с жалобой в Верховный Суд, в которой указало на неверное толкование судом кассационной инстанции правовых норм. В частности, что были неправильно истолкованы положения Арбитражного процессуального кодекса РФ, Закона о третейских судах и Закона о размещении заказов на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг для государственных и муниципальных нужд.

Судебная коллегия по экономическим спорам ВС РФ посчитала, что жалоба подлежит удовлетворению, а принятое по делу постановление суда кассационной инстанции – отмене.

Мотивируя свое решение, Суд указал, что споры, возникающие из договоров, предполагающих расходование бюджетных средств, по общему правилу являются неарбитрабельными, а третейские соглашения о передаче подобных споров в третейские суды – недействительными. 

В решении подчеркивается, что договор между сторонами заключался в процессе деятельности государства по созданию в Российской Федерации особых экономических зон, а истец привлекался для выполнения функций по созданию объектов недвижимости, расположенных в границах особой экономической зоны, за счет средств федерального бюджета. ВС РФ указал, что расходование бюджетных средств в целях удовлетворения публичного интереса характеризует такие отношения как отношения с публичным интересом и влечет повышенный общественный контроль за ними, что несопоставимо с принципами третейского разбирательства.

«Рассмотрение таких споров третейскими судами, исполнение решений третейских судов, вынесенных в результате рассмотрения таких споров, нарушают основополагающие принципы российского права. В порядке исключения такие споры могут признаваться арбитрабельными, если в правоотношениях, из которых возник спор, обеспечивается более значимый общественный интерес (в частности, потребность общества в товарах, работах, услугах, которая иным образом обеспечена быть не может, например, в отношениях международного характера)», – указал ВС РФ

Также Суд отметил, что рассмотрение споров третейскими судами увеличивает издержки сторон за счет третейского сбора и гонорара третейских судей, что не отвечает цели экономии бюджетных средств, которая также является элементом публичного порядка, что указано, в частности, в гл. 5 Бюджетного кодекса РФ.

«Арбитражный суд отменяет решение третейского суда, если установит, что рассмотренный третейским судом спор не может быть предметом третейского разбирательства в соответствии с федеральным законом и (или) решение третейского суда нарушает основополагающие принципы российского права. Оба основания подлежат проверке судом по собственной инициативе на любой стадии рассмотрения дела независимо от доводов и возражений сторон», – указано в решении. При этом Суд сослался на ч. 3 ст. 233 АПК РФ и постановления Президиума ВАС РФ от 13 ноября 2012 г. № 8141/12 и от 5 февраля 2013 г. № 11606/12

Комментируя определение ВС РФ, партнер юридической компании Tenzor Consulting Group Антон Макейчук сообщил, что изложенная в нем позиция активно применяется судами нижестоящих инстанций, и подобный подход судов способствует более тщательному контролю за использованием бюджетных средств в условиях экономического кризиса.

Эксперт отметил важное указание, что у третейского суда отсутствуют полномочия на рассмотрение споров по договорам, которые заключены в интересах всего общества специальным публичным субъектом. Таким образом, если исполнение договора финансируется за счет бюджетных средств, то решать связанные с ним споры в рамках третейского разбирательства невозможно. 

«Такая позиция отражает принципы как процессуального, так и отраслевого законодательства РФ. Для участников рынка давно не секрет, что в контрактах ряда крупных хозяйствующих субъектов, к примеру в банковском секторе, имеются третейские оговорки. Исполняя их и обращаясь в третейский суд, сторона не всегда находит понимание, несмотря на устоявшуюся судебную практику арбитражных судов», – прокомментировал адвокат АП Кировской области Артем Смертин.

Адвокат считает, что правоприменителю и субъектам предпринимательской деятельности важно принять к сведению точку зрения главного судебного органа государства на споры, связанные с расходованием бюджетных средств. «В случаях, когда спор касается освоения бюджетных средств, эффективным, прозрачным и гласным будет его рассмотрение государственной системой правосудия», – констатировал Артем Смертин.

Источник: http://www.advgazeta.ru/newsd/3057 

21 Сентября 2017